Портативная акустическая система

Гуманитарные науки

Гуманитарные науки

Биржа студенческих   работ. Контрольные, курсовые, рефераты.

Биржа студенческих
работ. Контрольные, курсовые, рефераты.

Студенческий файлообменник

Студенческий файлообменник

Выполнение 
работ на заказ. Контрольные, курсовые и дипломные работы

Выполнение работ на заказ. Контрольные, курсовые и дипломные работы

Занимайтесь онлайн 
        с опытными репетиторами

Занимайтесь онлайн
с опытными репетиторами

Приглашаем к сотрудничеству преподователей

Приглашаем к сотрудничеству преподователей

Готовые шпаргалки, шпоры

Готовые шпаргалки, шпоры

Отчет по практике

Отчет по практике

Приглашаем авторов для работы

Авторам заработок

Решение задач по математике

Закажите реферат

Закажите реферат

Московский концептуализм. Круг художников Советская пейзажная живопись Медиаискусство Филип Перлстайн Баухауз Русская глиняная игрушка Виды и жанры искусства

Основные направления и виды в искусстве

Кинетическое искусство

Зап. Европа: В.Вазарели; 

  Д. Ле Парк; 

 Ф. Морелле;

Ж. Тингели;

Г. Юккер;

Д. Коломбо;

В. Колейчук;

 Л. Нусберг;

 Ф. Инфанте;

Кинетическое искусство (от греч. Kineticos – “приводящий в движение”) – течение в современном искусстве, связанное с широким применением движущихся объектов, в основе которого лежит идея движения формы. Под динамикой объекта понимается не просто его физическое перемещение, а любое его изменение, трансформация, словом, любая форма “жизни” произведения в то время как его созерцает зритель. Протокинетические тенденции существовали в искусстве уже в 20-х годах, в творчестве русских конструктивистов.

Кинетическое искусство — вид пластического искусства, в котором используются мобильные и трансформирующиеся формы, приводимые в действие рукой, воздухом или мотором. К. объекты вносят в искусство органический элемент, но и превращают произведение в род машины, отдаляя его от природы. На русской почве мобильные элементы появились как развитие супрематизма Малевича в проектах скульптур И. Клюна, оставшихся нереализованными (1918-1919). «К. ритмы» провозгласил в своем «Реалистическом манифесте» (1920) Н. Габо, ставший первым в мире последовательным мастером к. скульптуры. Его первая мобильная работа, «К. конструкция» (1922, гал. Тейт, Лондон), стоящая вертикально и вибрирующая проволока, принимала разные формы в зависимости от положения груза. Трансформирующиеся конструкции минималистического облика в 1919-1920 гг исполняли А. Родченко и К.Иогансон. В 1920-е гг большое распространение получили утопически гигантские к. проекты — «Памятник III Интернационала» В. Татлина (1920), проект памятника Колумбу К. Мельникова (1929), многочисленные проекты синтетической среды, пронизанной движением зрителя и объектов его внимания (выставочные проекты Л. Лисицкого конца 1920-х гг, манипуляция движением масс в театрализованных действах, праздничных демонстрациях и архитектуре). Произведение могло быть понято как аналог движущемуся человеческому телу («Летатлин» В. Татлина). Обе эти традиции — минималистического объекта-мобиля и синтетической кинетической среды — были унаследованы советскими кинетистами 1960-х гг.Проект памятника III Интернационала Татлина, именуемого им просто «башня», появился в разоренной двумя войнами и революцией полуголодной стране и стал первой ласточкой бурного подъема новаторского архитектурного творчества как у нас, так и на Западе. Это грандиозное по своему замыслу сооружение, высотой в 400 м, состоящее из мачты-консоли, двух свивающихся, устремленных вверх стальных спиралей и подвешенных между ними хрустальных объемов куба, пирамиды, цилиндра и полусферы, ломало все традиционные представления об архитектуре. Здание-памятник должно было вместить в себя верховные органы всемирного социалистического государства — «Совет Рабочих и Крестьянских депутатов Земного Шара». Оно должно было стать мировым информационным центром, несущим единое слово миру. Кроме агитационного центра в нем должны были разместиться мобильные подразделения мотоциклистов, автомобили, гигантский экран, радиоприемник «мирового масштаба», «телефонная и телеграфная станция и другие возможные аппараты информации», «станция прожекторов, которые проектировали бы световые буквы на облака». 

Расцвет кинетизма в мировом искусстве пришелся на 1950-60-е гг (тогда же родился и термин). В СССР кинетическими эффектами активно занималась группа «Движение» (1962-1976). Объекты лидера группы Л. Нусберга, Ф. Инфантэ («Душа кристалла, 1963) и др. развивали уроки Габо. Группа занималась проектированием синтетических мистерий с использованием движения света, газа, трехмерных элементов и кинопроекций (проекты в основном не были осуществлены).

Это был первый после тридцатилетней паузы коллектив, выдвинувший свою программу(«Манифест русских кинетов», 1966), смело обратившийся к новым, внестанковым формам творчества.

Ни одно из направлений советского авангарда 60-70-х годов(не говоря уже об официальной живописи) не развивалось столь синхронно с аналогичными явлениями зарубежного искусства, как московский кинетизм, который изначально стремился вести свободный и равноправный диалог с единомышленниками из других стран.

Начало работы коллектива «Движение» пришлось на время «оттепели» и безусловно было связано с общей либерализацией духовной атмосферы. Снятие многих запретов в области культуры, показ неизвестных ранее явлений зарубежного искусства на выставках и фестивалях рубежа 50-60-х годов сформировали такую особенностьсоциального самоощущения, как ощущение включенности (или возможность включения) в более широкие мировые культурные процессы. Именно поэтому участники «Движения» напишут в «Манифесте» : « Кинеты планеты Земля! В наших руках величайшее духовное дело…Пусть искусство сблизит людей дыханием звезд. Люди, давайте создадим Всемирный институт кинетизма». Обращение к Миру для них было так же естественно, как «Товарищи!» в листке группы Малевича времен «УНОВИСа». Впервые «Манифест русских кинетов» был опубликован на французском языке в чешском журнале, посвященном истории и судьбам русского конструктивизма.

Уже в начале 60-х годов они декларировали полный разрыв с фигуративной традиционной эстетикой, обратившись к геометрической абстракции. Источниками их творчества, помимо конструктивизма, стали европейский «оп-арт» 50-х годов и зарождающийся кинетизм.

Возрождение традиции 1910-1920-х годов, насильственно прерванной в сталинское время, проходило конфликтно: московским кинетистам было сложно даже просто получить информацию о творчестве таких гигантов первой волны авангарда, как Малевич, Татлин, Лисицкий. Художники узнавали о своей истории из книг на английском, чешском и других языках.

Конструктивизм 20-х годов явился важным источником творчества и для западных кинетистов. Искусство 20-х годов было известно по коллекциям и публикациям, в самом европейском искусстве существовала линия, начатая либо покинувшими СССР левыми художниками, либо тесно сотрудничавшими с советскими конструктивистами их коллегами по Баухаусу. И хотя западный кинетизм вырос на фоне общей эволюции искусства геометрической абстракции, оп-арта, экшен-арта, у кинетического искусства как мировой тенденции была одна колыбель, одна и та же почва. Она обусловила единую направленность поисков-от уже достигнутого к новым идеям художественного синтеза.

Крупнейшей фигурой, соединившей 20-е и 50-е годы был Наум Габо, который в течение трех десятилетий обогатил идеи динамического искусства, создав ряд непревзойденных объемно-пространственных и кинетических композиций. К концу 50-х годов многое в кинетизме им уже было произнесено. И все же эти идеи берутся на вооружение новой генерацией художников, которые, частично следуя гению Габо, частично преодолевая это фатальное влияние, выражают идеалы сознания «атомного веника». И программа, и практика кинетистов опирались на новые сциентистские представления и достижения научно-технического прогресса. Крупнейший представитель европейского кинетизма Николя Шоффер формулирует в 50-е годы и позже реализует идею запрограммированного (кибернетического искусства), которое было бы невозможно без современной электроники. Тексты Шофера с огромным воодушевлением читались московскими кинетистами, стали для них «азбукой кинетизма». Ф. Инфанте впервые посетил Н. Шофера в Париже в 1975 году и с тех пор ведет переписку.

В первое время существования «Движения» многие формы их творчества естественно отражали влияние европейского кинетизма. Но достаточно скоро выставки «Движения» в свою очередь начинают привлекать внимание западных критиков. Одним из первых исследователей этого явления стал чешский искусствовед Душан Конечный, на протяжении нескольких лет следивший за эволюцией группы, много общавшийся с художниками и посвятивший им ряд работ. Работами «Движения» как части неофициального советского искусства интересовался известный французский критик М. Рагон, а автор обобщающих трудов по истории кинетизма Ф. Поппер анализирует работы москвичей в общем художественном контексте эволюции этой тенденции (т.е. в первые с 20-годов работы советских художников рассматриваются на равных основаниях с произведениями западного искусства).

Активным репрезентированием Западу коллектив был обязан Л. Нусбергу, проявлявшему немалые организационные способности. Он опубликовал свои тексты и работы членов группы, обеспечивал появление материалов в советской массовой печати.

Благодаря поддержке западных коллег группа «Движение» устраивает ряд своих выставок в Европе (Прага, 1965; Мюнхен, 1966), а также участвует в нескольких представительных международных выставках кинетического искусства («Новая тенденция-3», Загреб, и «Актуальные альтернативы», Рим, Аквиле, обе-1965; «Искусство – Свет – Искусство», Голландия, Айндховен, 1966; «Кинетика», Кельн, 1967; «Документа-1968», Кассель; «Биеннале-69», Нюрнберг). Советский кинетизм в этих экспозициях представляли работы Л. Нусберга, Ф. Инфанте, В. Галкина, В. Щербакова, Г. Битт и других членов группы. Сами художники не выезжали в то время за границу и вынуждены были передовать работы на выставки, как якобы подаренные знакомым из стран Западной Европы. Функционировавшая таким образом система обмена информацией и работами отражала, с одной стороны, общность художественного «генотипа» (недаром Н. Шофер называл кинетизм «планетарным языком современной эпохи»), но с другой стороны, при сохраняющейся культурно-политической изоляции советского общества, московский кинетизм не мог не стать весьма самобытным явлением.

Общей спецификой кинетизма было образование групп и работа в коллективе. Это было вызвано не только потребностью в манифестировании своих принципов (как было свойственно всем авангардным сообществам), но и практической деятельностью по созданию кинетических выставок. Иначе говоря, один кинетист не смог бы достичь желаемого синтеза искусств, требовавшего совместных усилий художников, дизайнеров, инженеров, программистов, архитекторов. В кинетизме возникает феномен «художника-инженера» (выражение Ф. Поппера), новые качества искусства создаются коллективно. Еще в 1955 году группа молодых французов назвала себя «коллективом кинетистов» (так называемый «Манифест молодых», подписанный Вазарели и другими). Наиболее значительные группы возникают нак рубеже 50-60-х годов – это «Экип-57» (Испания, А. Дуарте и др.), «GRAV» (Группа поисков в области визуального искусства», Париж, Х. Ле Парк, Д. Р.Сото, Ф. Сорбино, Ж. Стайн, 1961), группы «N», «MID», «T» (Италия), «Nul» (Голландия, Х. Питерс, Де Бриес и др.), «ZERO» (ФРГ, Г. Юккер, О. Пине, Х. Марк, 1962), «Движение» (Москва, 1962), «Gutai» (Япония; И. Йоширава), «Synteza» (Прага, З. Пезанек,1965).

Совпадали в целом основные формы творчества и ступени развития кинетизма. Первым этапом для многих групп стала выросшая из «оп-арта» геометрическая живопись, которая посредством различных оптических эффектов выражала «кажущееся движение» (термин Ф. Поппера – «mouvement virtuel»). Затем появляются объекты, в которых с помощью электромотора и программного устройства предусмотрено реальное движение в пространстве. Причем впечатление создавалось как пространственными метаморфозами объекта, так и специальным освещением. В 1954 году в докладе на конференции Общества эстетики в Сорбонне Н. Шофер провозгласил принцип «спациодинамизма», но уже через несколько лет он выдвигает принцип «люминоспациодинамизма», свет как компонент творчества приобретает особую роль.

Ведущее значение приобрел синтез искусств, в котором лидирующее положение занимала архитектура – городской ансамбль, где гл. являлись храм, общественные здания, разнообразные светские постройки (дворцы, лоджии). На протяжении эпохи В. определяется место скульптурного памятника на площади (следование античным традициям). Главенствующее место занимали монументальные виды изобр. искусства (фреска, скульптура), украшавшие дворцы и храмы. Возрождается классический ордер.

Итальянское искусство периода расцвета на рубеже 1516 вв. – это Высокое В.Художники – Браманте, Леонардо, Рафаэль, Микеланджело. Позднее – Джорджоне, Тициан, Палладио. Последние две трении 16 в. – позднее В. Художники как правило, прибегали к заимствованию мотивов и приемов (манер) вел. мастеров, что определило название направления – «Маньеризм»: в утонченных, рафинированных формах им удалось выразить сложный мир человека этого периода.

Барокко (вычурный, странный) – стиль, получивший развитие в 17 и 1ой половине 18 вв. В искусстве ряда европейских стран, гл. образом в Италии, а также в Испании, германии, Франции.

Художественные особенности стиля Б. определились новым (в сравнении с эпохой В.) пониманием места человека в мироздании, расцветом религиозного чувства, восстановлением роли церкви в формировании духовного мира человека, что нашло отражение во всех видах искусства, и прежде всего в архитектуре. Как и в средние века, приоритетное место во многих архитектурных комплексах занимает храм, органично связанный с новыми дворцовопарковыми ансамблями; в результате на протяжении 1718 вв. складывается планировка и облик крупных городов Европы – Рима, Парижа, Мадрида и др. Особенности стиля Б. ясное выражение в характере архитектурного пространства и масс, «перетекании» одних объемов в другие, в пушном декоре фасадов и интерьеров.  Для искусства Б. характерны грандиозность, пышность и динамика, патетическая приподнятость, интенсивность чувств, пристрастие к эффектным зрелищам, сильным контрастам масштабов и ритмов, материалов и фактур, света и тени. Дворцы и церкви Б. благодаря роскошной, причудливой пластике фасадов, беспокойной игре светотени, сложным криволинейным планам и очертаниям приобрели живописность и динамичность, вливались в окружающее пространство. Парадные интерьеры зданий Б. украшались многоцветной лепкой, резьбой; зеркала и росписи стен и плафонов иллюзорно расширяли пространство. В изоб. искве Б. преобладают декоративные композиции религиозного, мифологического и аллегорического характера. В живописи – эмоции, непринужденная свобода мазка, в скульптуре – живописная текучесть формы, ощущение изменчивости. Знаменитый мастер Б. – архитектор и скульптор Бернини; мастер декорат. живописи – Пьетро да Картона. В живописи черты Б. проявились в творчестве Тьеполо, Рубенса.

Русское Б. развивалось в 1ой половине 18 в (рус. архитектура кон. 17 в. лишь условно называется «Нарышкинским барокко»), гл. образом в архитектуре Растрелли и близких к нему мастеров. Блистательными примерами Б. являются ансамбли Зимнего дворца в СПб, екатерининского дворца в Царском Селе (г. Пушкин0, скульптурные произведения Растреллиотца (Памятник Петру 1 в СПб, портрет Меньшикова, «Анна Иоанновна с арапчонком»).

 Рококо – худное направление в 18 в. гл. обр. во Франции в период Людовика XV. Название обозначает «узор из камней и раковин». Р. Явилось завершающей стадией барокко. Характеризуется усилением декоративного начала во всех видах искусств, прежде всего в архитектуре. Утрачивает тектоничность. Размеры парадных помещений уменьшаются, стены облицовываются деревянными панно с резьбой в виде завитков: растительных побегов и гирлянд. Десюдепорты, зеркала. Центральным мотивом каждой орнаментальной композиции становится изображение раковины (рокайль). В период Р. Падает значение исторической и мифологической картины. Религиозные сюжеты проникаются светским духом. Игривость, легкая развлекательность, прихотливое изящество – черты Р. Живопись и графика Р. – характерны камерные по духу галантные сцены, эротикомифологические и пасторальные сюжеты, ассиметричные композиции. Ватто, Фраганар, Буше. В скульптуре Р. Преобладали рельефы и статуи, предназначенные для убранства интерьера, небольшие статуэтки, группы, бюсты. Лучшие произведения Р. Были созданы во Франции, но стиль получил распространение и в Германии, и в России (Мраморный дворец Ринальди в СПб).

Поп-арт (англ pop- art, от popular art общедоступное искусство) — направление, сложившееся сначала в модернистском изобразительном искусстве, а затем в различных сферах массовой культуры XX в. Хотя поп-арт приобрел мировую известность прежде всего в своем американском варианте, его истоки связаны с деятельностью лондонской "Независимой группы". Это объединение молодых худоников, архитекторов и критиков (Эдуарде Паолоцци, Уильям Тёрнбалл, Ричард Гамильтон, Лоуренс Оллоуэй, Сэнди Уилсон, Питер Райнер Бэнхем, Элисон и Питер Смитсон и другие) организовалось в 1952 году с целью обсуждения различных вопросов современной культуры – философии, кибернетики, теории информации, масс-медиа, популярной музыки, кино, дизайна

Вазарели был самым ярким представителем оп-арта благодаря как размаху своего творчества так и логической завершенности своего метода. В работе Вазарели — «Сверхновые» (1959—1961) две одинаковые контрастные формы создают ощущение перемещающейся вспышки, покрывающая поверхность сетка через некоторое время отделяется и зависает, а вписанные в квадраты круги исчезают и снова появляются в различных точках. Плоскость непрерывно пульсирует, то разрешаясь в мгновенную иллюзию, то снова смыкаясь в непрерывную структуру. Название картины отсылает к представлению о взрывах космической энергии и зарождению сверхновых звезд. Непрерывно колеблющиеся поверхности «сверхсенсорных» картин заводят восприятие в тупик, вызывают зрительный шок.

Кульминацией кинетизма явилось не просто создание движущихся объектов – этим занимались в 20-е года Н. Габо, М. Рэй, Л. Мохой-Надь, а включение работ в единую среду, где взаимодействие движения, «свето-цвета», музыки, звука преобразует пространство и приводит к новому зрелищному синтезу (или «новой визуальной ситуации», как провозглашает манифест группы «GRAV»). Московские кинетисты писали в 1968 году : «Если искусство стремится идти в ногу со временем, оно не может стоять в стороне от бурного и интенсивного ритма

 Кинетическое искусство (от гр. kinetikos - приводящий в движение) - направление в современном искусстве, связанное с широким применением движущихся конструкций и других элементов динамики. Народное искусство также демонстрировало нам образцы движущихся объектов и игрушек, например деревянные птицы счастья из Архангельской области, механические игрушки, имитирующие трудовые процессы, из села Богородское и др. жизни. Стремление к динамичности в искусстве было связано с тенденциями органичного соединения разных видов и форм искусства, т.е. синтеза». В кинетической среде менялась роль зрителя, который становится соучастником ее изменений.


Готика высшая ступень средневекового искусства